среда, 13 июня 2012 г.

Flavia IV: Архитектура Страха

+++внимание всем кораблям+++внимание всем кораблям+++внимание всем кораблям+++
+++ от 13/06/552 М42 +++ 
+++ автор: Главный Навигатор Гильдии Навигаторов Флавия IV +++ 

 [Это сообщение не имеет адресата. Данное сообщение имеет цикличность повторения один раз в два часа]

Неопознанный корабль огромных размеров (space hulk?) вышел на геостационарную орбиту нашей планеты. На планету сыпятся куски обшивки и части надстроек корабля. Есть жертвы среди мирного населения. На настоящий момент геостационарная орбита планеты признана небезопасной.
 +++ конец сообщения +++ 




Система: Дагобар
Планета: Флавия IV



Сведения о Системе
 Звезда: Дагобар




ТипM IIIа
Радиус4.82 x 105 km   (0.89 x sol)
Масса17.21 x 1029 kg   (0.9 x sol)
Температура 3000 K
Планеты:

Система состоит из восьми планет - Аэрон, Вектра I, Вектра II, Флавия I, Флавия II, Флавия III, Флавия IV, Флавия V, Флавия VI.
На настоящий момент только Флавия IV является обитаемой планетой, после 2-го Дагобарского Инцидента от М41, во время которого бывшая столица субсектора Флавия II была подвергнуа Божественному Экстерминатусу Лордом-Инквизитором Ван Дрейгеном и Звездным Адмиралом Селеем Агнусом. 
Система богата полезными ископаемыми (в первую очередь прометиумом и силириевыми рудами) - основная часть добычи ведется на Вектре I (непригодная для обитания планета со множественными горнодобывающими автономными комплексами (часть из них каторжные)) и на Флавии IV. 
Вот уже 150 лет как полностью восстановлена торговля и активно налаживаются деловые связи с окружающими субсекторами.


Флавия IV - преимущественно сельскохозяйственная планета, что понято - ее терраформирование закончилось только за 120 лет до нашествия тиранидов, поэтому после Экстерминатуса бывшей столицы всю структуру сельского хозяйства, производственные мощности и прочее были созданы практически с нуля.


На настоящий момент наблюдается процесс "сливания" множества рабочих и горнодобывающих поселков и небольших мануфактур  в единый город-улей - Флавиан Прайм.Флавиан Прайм находится в тени гор Чар-Рейнской возвышенности  - место схождения двух горных хребтов, недалеко от единственного на планете Океана (до побережья порядка 150 км каменистых пустошей и редкого леса).
Город создавался вокруг множественных рабочих поселков Гильдии Фабрикаторов с Флавии II, куда Гильдия переселяла беженцев.Город окружен циклопической стеной (Стена Решимости), высота которой в некоторых ее частях достигает 350-400 метров, Стена прерывается только у подножия гор, которые также служат естественной защитой от внешнего врага.Всего четыре огромных прохода в Стене - Грозовые Ворота на Юге, Ворота Праведных Мучеников на Западе, Ворота Славы Императора на Востоке и Ворота Гильдии на Северо- Востоке (в состоянии постройки).

На примере ворот Праведных Мучеников можно так описать данные конструкции (так их описывает один из Адептом Министорума в своих описаниях - "Чудеса Империума Человечества, описанные при помощи благословения Церкви, Императора и всех его Святых, ничтожным рабом Света нашего Золотого Трона Иоанном Флавийским"):



... Конструкция сия, наполнена  Благодатью и Светом нашего Повелителя и Защитника, да будут нерушимы Законы и Догму Его, Императора Человечества, ныне восседающего на Золотом Троне Священной Терры, окруженный сномом Святых Его и Служителей Его, имеет в высоты порядка 800 кварлингов (~250 метров ред.) и 500 кварлингов в ширину. Два отвесных, гладких столпа предстояли Воротам, которые издалека показывались как бы громадною слитною аркой; но от каждого столпа, от его верха, отходило по контрфорсу, и эти контрфорсы, ежели приглядеться, в вышине венчались все новыми и новыми арками, и их непрерывным полетом увлекался взор как бы в сердце разверзнутой бездны – вглубь, к настоящему порталу, издали неразличимому в полутьме. Над воротами нависал тяжелый тимпан, удерживавшийся с боков двумя массивными подпорками, а посередине – резным пилястром, делившим портал на два соседствующих прохода, в каждом из коих были установлены тяжелые металлические окованные позолотой двери. В тот полуденный час жаркое солнце почти отвесно ударяло сверху и лучи попадали на Стену искоса, оставляя в полутьме наддверный тимпан, так что мы, миновавши два передних столпа, неожиданно очутились под переплетенным арочным сводом, почти что в лесу переплетенных аркад, отходивших от оголовья малых колонн, пропорционально укреплявших каждый контрфорс. Когда глаза свыклись с полумраком, вдруг немой разговор резного камня, обращенный к зрению и следом прямо к душе (ибо картина, се простецов писание), поразил мой взор и увел меня в мечту, каковую и ныне язык затрудняется передать.Взглянул я как бы в духе, и вот, Золотой Престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий. Лицо Сидящего было сурово и скорбно, распахнутые очи жгли Человечество, пришедшее к пределу земного существования; власы величественно ниспадали у него по лицу и груди, как будто речные воды, равномерными ручейками, и ни один не был толще остальных. Венец, его покрывавший, был осыпан самоцветами и перлами; властительная пурпуровая туника, изукрашенная вышивками, браная золотом и сребром, пышными складками стекала ему на колени. В левой руке, опущенной на колени, он держал запечатанную книжку, правую же воздевал, знаменуя не то благовещение, не то угрозу. Лик его был озарен ужасающей красотою нимба цветоносного; и я увидел, как переливается вокруг престола и над головою Сидящего радуга, подобная смарагду… Перед престолом, под ногами Сидящего, простиралось море стеклянное, подобное кристаллу, а вокруг Сидящего, вокруг престола и над престолом виднелись пятеро ужасных Примархов, ужасных для меня, который глядел на них, как бы захваченный, однако милых и сладчайших для Сидящего, которому все они неустанно возглашали хвалу.Вернее сказать, не все они представлялись даже и мне ужасными, ибо весьма хорош и мил всем своим обликом глядел муж, что слева от меня, одесную Сидящего, протягивавший книжку. Но ужасен был, с противоположного боку, Волк. Тут же у ног Сидящего, под двумя первыми образами, находились два других и каждый из этих двух Примархов, держали, книгу; при тулове, отвернутом от престола, главы их были на престол устремлены, как будто бы выламывая и верх туловища и шею в какой-то дикой судороге. Один из них был крилат, но оба увенчаны ореолом, и, невзирая на устрашающий вид, оба рождены не адскою силой, а небесами и Отцом Императором, а ежели и показывались ужасными, это оттого, что рыкали в предвосхищении Сошедшего, идущего судить живых и мертвых.Около престола, обок тех четырех Примархов и под ногами Сидящего, видимые как будто через прозрачную твердь глубин хрустального моря, заполняя собой почти весь простор видения, размещенные сообразно треугольному очертанию тимпана, снизу семь и семь, выше три и три, совсем сверху два и два, по сторонам престола, двадцать четыре старца восседали на двадцати четырех небольших престолах, облеченные в белые одежды и златовенчанные. У одних находились в руках свитки, у других – чаши, полные фимиама, но читал из них только один, все же прочие были охвачены восторгом, обернувши лик к Сидящему, которому возносили хвалу, и все члены их были вывернуты точно так же, как у четырех Примархов, с тем чтобы каждый мог лицезреть Сидящего. Боже, какая гармония порывов и отпрядываний в наклонении их тел, противоприродном, но странно-красивом, в мистическом разговоре всех их членов, чудодейственно освобожденных от телесной тяжести; здесь заповедное число представало в новопринятой существенной видимости, как если бы на святейшее товарищество ниспослан был буйный ветр; здесь дыхание жизни, исступление восторга, вопль аллилуйя, силой чуда претворенный из звучания в святозрачный образ.Тела и их части, обитаемые духом, озаренные откровением, лики, дивом преображенные, взоры, одушевлением пронзенные, ланиты, любовию воспламененные, зеницы, благоденствием распространенные; кто испепеляем мучительным блаженством, кто охвачен блаженнейшею музыкой, кто трепетом преображен, кто счастием омоложен, вот все они голосят с растроганными лицами, с развеянными платьями, со сладострастием и с напряжением во всем их существе новое славопение, и уста их полуоткрыты умилением вековечной хвалы. А под пятами этих Мучеников, и выгибаясь над ними, и поверх престола, и над Примархами, сплетаясь в симметрические струи, почти не разнствуя между собой из-за роскошества тончайшей художности, сводящей разномастные их свойства к великолепнейшему тождеству, к разной равности и равной разности их, единых в инаковости и инаких в единстве, в семейственном содействии, в совершенной соразмерности сочленений, в сопряженности соцветий, как созвездие сладчайшего созвучия и связанности мастей по существу сторонних, как сочетание соприродное сонму струн цитры, как согласная и согранная, сопредельная соседственность, сродненная существенной нутряной силою, сосредоточенной на единообразии смысла даже в самой сумасшедшей игре разнообразного, как узорочье и соположение созданий взаимно несоединимых, однако, соединяющихся во взаимности, как плод любовного союза, заключаемого всесильным советом, равнозначно и небесным и светским (наикрепчайшая, вековечная сопряженность мира с любовью, с добродетельностью, со строем, с могуществом, с правопорядком, с первопричиной, с жизнью, со светом, с сиянием, с видом и с образом), как многоразличное единство, ослепляющее блистательной обработкою, сообщающей стройную форму соразмерно расположенной материи, – так сплетались и переливались между собою всевозможные соцветия и листья, и лозы, и отростки, и побеги любых растений, которыми украшаются сады земные и сады небесные: и фиалка, и ракитник, и повилика, и лилия, и бирючина, и нарцисс, и лотос, и аканф, и душистая кассия, и мирра, и смолистый бальзамин.Однако в то время как мой дух, увлеченный этим совмещением природного совершенства с величавыми сверхъестественными знаменованиями, готов был себя излить в счастливом песнопении, взор, постепенно продвигаясь вдоль строя резных каменных розеток под стопами старцев, падал на некие фигуры, которые, перекрещиваясь между собою, целиком сливались с пилястром, поддерживавшим тимпан. Что собою являли, какое символическое послание сообщали эти животные, каждая переплетенная между собою как бы крестом, наискось наклоненным, каждый зверь был вздыблен дугою, задними лапами взрывая твердую почву, передними упираючись в спину собрата; разметаны змеевидными волнами шерсть и грива, пасти разверзнуты зычной угрозой, тугое тело каждого зверя к тулову колонны привязано, будто приплетено, как путами, резными лозами. Но чтоб успокоить потрясенный дух, как будто нарочно рядом с ними были поставлены укрощать диавольскую природу львов и претворять ее в символическую, направляющую дух к высоким помыслам и тайнам, по сторонам пилястра, симметрично, два человеческих истукана, оба неестественного роста, вытянутые, высотой с колонну, и оба – близнецы других, рядом стоящих двух, которые симметрично справа и слева соседствовали с первыми, подпирая массивные столпы под тимпаном, примыкая к каждому створу со внешней стороны, там, где тяжелые половины двери навешивались на косяки...


Сам же город еще не превратился окончательно в грязный и смрадный улей, множество широких проспектов, вздымающиеся ввысь шпили соборов и трубы мануфактур...




Структура города

Однако есть место и бедным кварталам-трущобам; самый крупный из них находится недалеко от космопорта. Он (квартал-трущобы) настолько велик и занимает столько значимое в городе место, что местные жители дали ему название - Карусель (наверное из-за множественных карнавалов, проводимых на месте квартала в первых годы после ре-колонизации планеты). Говорят, что если вам надо что-либо купить - вам прямая дорога на Карнавал.
Стоит помнить, что вечерами там бывает небезопасно, а в отдельных частях района даже вооруженные патрули Арбираторов ходят с опаской.




 В центре города находится квартал административных зданий и офисов - Ядро; там находятся Администратум, Министорум и Центральная станция Арбираторов, а также дома богатых граждан благородного происхождения. Вход в эту часть города возможен только по специальному пропуску.


Также интересен заводской район - Кластер (судя по названию, Вы догадались, что в этом районе заправляет Гильдия Фабрикаторов) - множество мануфакториумов тянутся здесь к небу своими шпилями и трубами.



Космопорт - отдельная часть города со своей инфраструктурой и колоритом. Множество зданий Торговых Гильдий расположены на его территории. Сама же "рабочая" часть Космопорта столь велика, что одновременно на него могут совершить посадку до 80 орбитальных лихтеров и до двух десятков торговых челноков.
Самой крупной Гильдией является Торговая Гильдия Дагобарского Субсектора (ТГДС); считается, что она контролирует до 60% всех торговых перевозок субсектора и до 80% всех торговых сделок.


Ядро окружает два жилых района в которых живет основная часть населения - Кварта и Варрен. Район Варрен интересен тем, что на его территории находятся казармы 10222-го Десантного Полка Имперской Гвардии ("Дагобарские Бандиты"), а также казармы СПО (Сил Планетарной Обороны).

рядовой VI роты "Дагобарских Бандитов"



Севернее от города, за горами, находится равнина Скорби (названная переселенцами в честь предыдущей планеты и случившегося с ней несчастья). Равнина изобилует богатыми реками и озерами. Влажный субтропический и тропический климат данной территории сделал ее идеальной для сельского хозяйства (если, конечно хватает умения и сил на зачистку территории от джунглей). Множество фермерских поселков хаотично выросли в землях долины Скорби.

Население планеты все еще помнит об угрозе тиранидов и по всей планете разбросаны аутпосты для контроля территории. Надо отдать должное местным властям, те немногочисленные выводки ксеносов, которые оказались на планете были истреблены, но планета столь огромна, а сил  столь мало, что все еще есть районы, где тираниды существуют и влачат свое жалкое существование.
Районы планеты без постоянного военного контроля называются Фронтир, но желание получения новых богатств, ресурсов или земли тянет туда людей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий